Из главы: «Горячий треугольник» из книги: Гринько А.И. «Линия Ратной Славы»

Автор Alex. Опубликовано в Исторические статьи


Из главы: «Горячий треугольник» из книги: Гринько А.И. «Линия Ратной Славы»


После освобождения Подгорного линия фронта сместилась на юг. Теперь она тянулась от Подклетного по низине и холмам к северо-западной окраине Воронежа. В треугольнике между Задонским шоссе и Семилукской дорогой образовалось несколько очагов наиболее упорных боевых действий.

Самой горячей точкой стали склоны возвышенности к юго-востоку от Подклетного, Здесь в близком соседстве от села зеленели две рощи — одна поменьше, овальной формы, другая раза в три больше, со многими выступами. На карте войны они именовались соответственно Малая и Фигурная. Обе рощи своими южными опушками соприкасались с дорогой Семилуки — Воронеж. Дорога была главной артерией, которая питала немецкие войска, штурмовавшие город.

Фашисты прилагали все усилия, чтобы удержать Малую и Фигурную за собой, наши стремились отбить их, перерезать магистраль от переправы на Воронеж.

Бои на этом рубеже разгорелись вечером 14 июля, сразу же после освобождения Подгорного. Ведя за собой пехоту, рощу Фигурную атаковали роты 174-й танковой бригады полковника А. А. Нэмме. Гитлеровцы не выдержали натиска. Рота лейтенанта В. Н. Елисеева протаранила позиции противника и по просеке вышла на вершину бугра. Впереди была дорога. По ней в сторону Воронежа шли колонны танков, бронетранспортеров, конные обозы. Механик-водитель старшина Николай Петров остановил машину на выгодной позиции, и ротный обрушил снаряды на фашистов. Примеру командира последовали другие экипажи.

Противник вскоре пришел в себя, открыл ответный огонь. Фашисты превосходили наших численностью, имели свободу маневра. В этом трудном бою советские танкисты показали высочайшее мастерство, нанесли врагу тяжелые потери в людях и технике, удержали свои позиции.

В ходе боя снаряды угодили в «тридцатьчетверку» Василия Елисеева. Все члены экипажа получили тяжелые ранения, но продолжали разить врага. Когда фашисты подтянули свежие силы и пошли в атаку с трех направлений, рота Елисеева получила приказ отойти к опушке рощи Фигурной. У механика-водителя Петрова были почти перебиты обе ноги, однако он нашел в себе силы, чтобы вывести поврежденную машину с ранеными членами экипажа в безопасное место. Комиссар бригады М. М. Устинов назвал старшину «железным человеком», а бой роты — образцом мужества и мастерства. За выдающийся ратный подвиг Николай Семенович Петров был удостоен звания Героя Советского Союза, а Василий Николаевич Елисеев — ордена Ленина. Высокие награды Родины получили и другие танкисты роты.

Напряженные бои за Фигурную разгорелись 19 июля. В 8 часов утра в рощу ворвались подразделения 161-й стрелковой дивизии и 111-й танковой бригады. Экипаж коммуниста Кучугина на опушке леса уничтожил огнем и гусеницами 5 противотанковых пушек, стал утюжить окопы пехоты.

Враг непрерывно контратаковал. Бой проходил с переменным успехом. То же было и 20 июля. И снова бесстрашно действовал экипаж младшего лейтенанта Кучугина. Фашистам удалось подбить танк. Героический экипаж в составе коммуниста Кучугина, механика-водителя Куранова, башенного стрелка Елисеева н радиста-пулеметчика Маслака продолжал выполнять боевую задачу. Ворвавшись пылающим факелом на позиции фашистов, танк утюжил их гусеницами, расстреливал в упор из пушки и пулеметов.

Фашисты подбили танк лейтенанта Морозова. Весь экипаж был ранен. Только башенный стрелок Николай Уваров сохранил возможность продолжать бой. Когда гитлеровцы попытались захватить машину, Уваров встретил их пулеметным огнем, а тут подоспели наши стрелки п отбросили фашистов. Огнем с места Уваров поддерживал атаку стрелков. Но вот из кустов появилась самоходная противотанковая пушка. Уваров вовремя заметил ее, точно послал два снаряда в цель. Еще несколько раз фашисты пытались овладеть подбитой машиной или поджечь ее. Николай Николаевич Уваров отразил все эти попытки. Так он бился в течение 24 часов, пока его поврежденная машина не была отбуксирована в тыл.

Ожесточенные бои за Фигурную продолжались с неослабевающей силой и в последующие дни. В горячей схватке 24 июля был подбит и остался на стороне противника танк 180-й танковой бригады. В живых остался только механик-водитель Федор Алексеевич Тарабан. Плотно задраив люки, он притаился в танке. Немцы не знали об этом. Не сумев открыть люки, они оставили танк на месте. Так и стоял он до 12 августа. Лишь когда этот участок рощи был освобожден бойцами 107-й дивизии, Тарабан дал о себе знать. За 20 суток танкист истощал и обессилел, но выдержал все испытания и дождался своих.

С утра 26 июля наши части предприняли решительную атаку. В рощу Малую проникли подразделения 565-го стрелкового полка майора М. Н. Арутюнова и 174-й танковой бригады полковника А. А. Нэмме. В ближнем бою, доходившем часто до рукопашной, стрелки очистили от фашистов окопы и блиндажи в роще и зацепились за окраинные дома в селе Подклетном. Тем временем танковый батальон под командованием капитана Шешукова и старшего политрука Пашкова перерезал дорогу Семилуки — Воронеж, стал продвигаться дальше на юг, завязал бой за поселок Рабочий.

Вскоре противник опомнился и бросился в контратаку. Завязался горячий встречный бой. Фашисты имели численный перевес, стали теснить наших танкистов к роще. В этот критический момент старший лейтенант И. М. Шпигунов, танковая рота которого стояла в роще Малой и находилась в резерве, получил приказ нанести по гитлеровцам фланговый удар. «Тридцатьчетверки» стремительно вырвались из рощи и, стреляя на ходу из пушек и пулеметов, понеслись на фашистов. В рядах врага возникло замешательство. Наши экипажи били в упор по немецким танкам я орудиям, давили машины и солдат.

В этой скоротечной схватке командир роты И. М. Шпигунов и его механик-водитель Г. Ф. Горяинов были тяжело ранены, но продолжали громить врага. Когда Горяинов потерял сознание, за рычаги сел ротный. Обливаясь кровью и напрягая последние силы, старший лейтенант Шпигунов вывел поврежденный танк в безопасное место. Своими решительными действиями танкисты роты И. М. Шпигунова не только сорвали контратаку гитлеровцев, но и нанесли им большие потери в людях и технике. И, главное, выиграли двадцать минут драгоценного времени, что позволило подтянуться нашим вторым эшелонам и прочно закрепиться в роще Малой.

Это была восемнадцатая атака И. М. Шпигунова за время боев у стен Воронежа. Его рота уничтожила 7 танков, 16 орудий, 12 минометных батарей, 14 станковых пулеметов, много другой техники врага и более 200 гитлеровцев. Подвиг Ивана Михайловича Шпигунова был отмечен Золотой Звездой Героя Советского Союза. Высокие награды Родины получили и другие участники боя за рощу Малую — лейтенанты А. Н. Потапов и М. С. Стрикун, младший лейтенант С. Н. Радченко, старший политрук Н. И. Пашков.

Многими примерами мужества и героизма памятны бои за рощи Фигурную и Малую. Следы этих боев отчетливо видны и до сих пор. Особенно они заметны на холме перед рощами, где земля буквально усеяна осколками.

Проект ЛРС предусматривает сохранение обеих рощ при градостроительных работах. Они превратятся в парки Северного микрорайона. Предполагается частичное восстановление инженерных сооружений старой позиции.

Из других памятных мест бывшего «горячего треугольника» следует в первую очередь назвать плоский курган близ северо-западной опушки рощи Фигурной. Бойцы называли его курганом Мужества. И не случайно еще 5 мая 1966 года своим решением Воронежский горсовет определил это место для обелиска.

На кургане и до сего дня сохранились следы траншей и окопов, остатки разбитой техники, снарядные гильзы, осколки, части солдатского снаряжения и обмундирования. В течение семи месяцев днем и ночью на курган обрушивались бомбы, снаряды и мины, его непрерывно обстреливали из пулеметов. Он с четырех направлении непрерывно подвергался обстрелу. Стоя на этом месте, диву даешься, как могли красноармейцы держаться на кургане. А они держались. Более полугода, 200 дней, 4800 часов! Как они держались, скупо, но красноречиво рассказывают архивные документы 107, 159 и 303-й стрелковых дивизий, 17, 18-и 25-го танковых корпусов, других частей 60-й армии.

Автоматчик 845-го полка 303-й стрелковой дивизии Григорий Болматов в одном из боев был тяжело ранен и остался на равнине после того, как наше подразделение отступило. Оказавшись на ничейной земле один, Болматов сражался до последнего дыхания. Перед смертью он успел вырвать титульный листок из красноармейской книжки и спрятать его в патронной гильзе. Спустя 25 лет после того памятного боя была найдена гильза с листком из красноармейской книжки, разысканы однополчане солдата, установлены обстоятельства его геройской гибели и по достоинству увековечено имя сибиряка Григория Абрамовича Болхматова.

Близ кургана после войны найдена в патронной гильзе записка такого содержания: «Будь проклят фашизм! Умрем, но не сдадимся. В. И. Иванов, А. К. Казанцев, М. Кевкалия».

Даже умирая, наши бойцы старались как можно больше уничтожить фашистов, приблизить час победы над захватчиками.

Один из защитников Воронежа написал в те дни стихотворение, посвященное погибшему однополчанину Вячеславу Горбаню:

У этой полынной межи Товарищ покоится мой. Постой, не спеши, Еще ты успеешь домой. Пониже ему поклонись, Как встарь поклонись, ничего. Сегодня не наша ли жизнь Обязана жизни его?!

Идея, выраженная в словах фронтового поэта, будет отражена в памятном знаке на кургане.

Неширокая полоса из молодых сосен и елей, обрамленная низким кустарником, протянулась по восточному скату высоты, за которой в низине раскинулось село Подгорное. Это и есть роща Длинная, упоминание о которой часто встречается в оперативных документах частей 60-й армии. От Длинной до южной окраины Подгорного всего один километр, а до рощи Фигурной — два.

Роща хотя и называлась Длинной, но тянулась всего на шестьсот метров. А ширина не составляла и двадцати. В такой посадке не особенно замаскируешься. Однако другого, более подходящего для укрытия места не было. Вот и ютились в рощице наблюдательные и командные пункты, пункты медицинской помощи и боевого питания, ротные и батальонные тылы, резервные подразделения. Под каждым деревцем и кустиком был чей-то окопчик. По северной опушке тянулись сплошные траншеи. А из кустов южной опушки смотрели в сторону врага стволы пулеметов, противотанковых ружей и пушек, а кое-где стояли танки. Красноармейцы говорили, что роща маленькая, но «зубастая». Она могла постоять за себя, а в случае необходимости помочь огнем или резервным взводом автоматчиков тем, кто находился на передовых позициях.

Роща хорошо просматривалась, и со всех сторон в нее летели снаряды и мины. По узкому зеленому островку фашисты стреляли с окраины Воронежа, с Семилукской дороги, из Подклетного. Прилетали сюда снаряды из-за Дона. О самолетах и говорить нечего, они висели над рощей с утра до вечера. На какое бы задание ни летел стервятник, непременно мимоходом пальнет по роще пулеметной или пушечной очередью, сбросит одну-две бомбы. Нередкими были и специальные авиационные налеты на рощу.

24 июля фашисты попытались овладеть Длинной и через нее пробиться к Подгорному. Но роща ощетинилась десятками стволов пулеметов, минометов, орудий. В этом бою особенно отличились подразделения 565-го стрелкового полка майора М. Н. Арутюнова и танкисты капитана А. Б. Ведерникова. Фашисты отступили.

Так было не раз. Маленькая, но «зубастая» роща оставалась неприступной для врага.

Деревья и кустарники сильно пострадали. Одни сосны и ели снесены снарядами под корень, другие лишились вершин. В каждом стволе застряло множество осколков и пуль. Но роща выстояла. Потом деревья залечили свои раны, набрались сил.

В будущем роща Длинная станет частью городского бульвара. О лете сорок второго года, о героях боев за Воронеж расскажет потомкам надпись на памятном знаке.

В трех километрах от переднего края, в небольшой лощинке близ южной окраины Подгорного, был небольшой родник. Над ним возвышался невысокий сруб в три-четыре звена.

Этот источник живительной влаги фронтовики окрестили родником Жизни. И не случайно. В жаркое лето, когда температура воздуха не опускалась ниже 25 градусов, а нередко переваливала за тридцать, бойцов, особенно раненых, мучила жажда.

Выручал родник — единственный источник воды близ позиций.

Однако подойти к нему было не просто. Местность открытая, хорошо просматривалась фашистами и находилась под постоянным обстрелом. Добраться до заветного колодца в дневное время можно было только ползком. Посланный за водой боец брал с собой связку фляг и должен был преодолеть двух-трехкилометровый путь незаметно для противника. Дело трудное, равное боевому заданию. Не всегда поход за водой оканчивался благополучно. На пути к роднику и обратно многие погибали. Поэтому возвращение водоноса в траншею воспринималось с особой радостью. Фляги шли по рукам, воду пили считанными глотками, оставляя большую часть раненым товарищам.

В ночное время у родника скапливалось много желающих наполнить водой фляги, котелки и канистры. Но источник невелик, на всех воды не хватало. Приходилось ждать, пока снова наполнится водой колодец, создавалась очередь. Фашисты знали об этом и нередко обрушивали на родник снаряды и мины. Для многих родник Жизни становился местом гибели.

Проектом ЛРС предусмотрено восстановление родника и сруба над ним. У колодца будет создан небольшой скверик. Есть предложение поставить тут скульптурную группу.

Там, где сейчас высятся корпуса жилых и общественных зданий Северного микрорайона, где пролегли широкие улицы Хользунова, Лизюкова, Жукова, еще не так давно был аэродром. Во время боев за Воронеж аэродром с запада на восток разрезала линия переднего края.

Ровная взлетно-посадочная площадка не давала возможности для незаметного сближения воюющих сторон. Эта задача решалась саперным способом. Ночью красноармейцы рыли от своих окопов проходы к позициям противника и затем атаковали его гранатами. То же самое делали и немцы.

Гитлеровцы неоднократно пытались полностью овладеть аэродромным полем. Исключительно напряженным был день 12 августа. Гитлеровцы атаковали с утренней до вечерней зари, в течение 16 часов. Одну колонну вражеских танков и автоматчиков сменяла другая, третья, четвертая… десятая… одиннадцатая… Воздух полон самолетов с черными крестами. Наши воины несли большие потери, но не отступали ни на шаг.

В 3-й роте 14-й истребительной бригады не осталось ни одного человека, который не был бы ранен или контужен. Третья часть личного состава погибла. Но враг не прошел.

Много лет спустя после войны на месте боя в старом окопе был найдет ствол винтовки, а в нем — стреляная гильза с запиской: «Было 16 человек. Танки все лезут. Патроны кончились. Осталось три человека. Костя тяжело ранен, скоро умрет. Все. За нас отомстите. Летвачев Н. Е.».

Ни сил, ни крови, ни самой жизни не жалели защитники Воронежа. И эти великие жертвы не были напрасными. Потери противника росли день ото дня, его силы таяли, натиск слабел. В конце ноября гитлеровцы перешли к жесткой обороне. Накал боев в горячем треугольнике ослаб.

Обратная ссылка с вашего сайта.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Оставить комментарий

Для отправки комментария вы должны авторизоваться.

Сайт проекта «Чтобы помнили» находится на стадии доработки. Приносим извинения за неудобства.