Из главы: «Шиловский плацдарм» из книги: Гринько А.И. «Линия Ратной Славы»

Автор Alex. Опубликовано в Исторические статьи

 

Из главы: «Шиловский плацдарм» из книги: Гринько А.И. «Линия Ратной Славы»

 

На юго-восточной окраине Шиловского леса, там, где теперь высятся корпуса атомной тепловой электростанции, когда-то было село Шилово. Оно и стало одним из узловых пунктов сражения за Воронеж. Обусловлено это очень важным тактическим положением населенного пункта на карте боевых действий.

Намереваясь войти в Воронеж с юга, противник 4 июля 1942 года форсировал Дон в районе села Малышева. Враг полагал, что теперь быстро дойдет до города по Острогожской дороге. Но не тут-то было. Как на берегу Дона, так и на других оборонительных рубежах фашисты встретили упорное сопротивление частей 232-й стрелковой дивизии, 3-й дивизии ПВО, а затем и 110-й танковой бригады.

Первым вступил в бой с гитлеровцами 498-й стрелковый полк майора А. А. Ермолаева. Его батальоны, поддержанные огнем дивизиона старшего лейтенанта И. Когана из 425-го артиллерийского полка и ротой счетверенных установок капитана Г. П. Орлова из 4-го зенитно-пулеметного полка, с исключительной самоотверженностью дрались у переправы, на опушке леса н в глубине его, на дороге и прилегающих к ней холмах. У фашистов было огромное численное превосходство, но советские воины бились геройски и не уступали без боя ни пяди земли.

Сержант В. Харитонов остался у пулемета один, когда его позицию атаковал взвод вражеских солдат. Выждав удобный момент, пулеметчик кинжальным огнем уничтожил почти весь взвод. А неподалеку от Харитонова сошлись в рукопашной с большой группой гитлеровцев Николай Азаров, Сергей Беспалов, Николай Логинов, другие стрелки. Враги были частично уничтожены, а уцелевшие бросились с крутого обрыва в овраг. После этой стычки сержант А. И. Заиграев повел своих земляков-алтайцев к перелеску, где воронежец старшина Григорий Боев с десятком бойцов отражал атаку почти целой роты фашистов. И снова дело дошло до штыков и прикладов. В рукопашной схватке отличились алтаец Афанасий Котов, павлодарец Анвар Аджанов, Иван Иванчин из Новосибирска, каждый из них уничтожил по два-три гитлеровца.

Упорнейшая схватка произошла на позициях курсантской роты учебного батальона 232-й дивизии. Сдерживая натиск превосходящих сил противника, наши воины стояли насмерть. Большинство из них погибло, но и после этого враг не сразу овладел опустевшими окопами. Курсант-бронебойщик Макаров точными выстрелами подбил дна танка. Курсант Максим Рубанов один держался в окопе до последнего патрона, а потом бросился на немцев с гранатой в руках. Командир курсантского отделения сержант Федор Черных уложил из пулемета три десятка фашистов. Получив ранение, он не выпустил рукояток пулемета, продолжал разить врагов меткими очередями. Когда к окопу приблизился танк, Черных подорвал его гранатой. К пулеметчику бросились вражеские автоматчики, но бесстрашный воин успел выдернуть чеку последней гранаты. Подвиг коммуниста Федора Николаевича Черных отмечен орденом Красного Знамени.

Орденом Ленина посмертно награжден командир 3-го батальона 498-го полка Павел Иванович Зайцев. Находясь в гуще боя, он личным примером вдохновлял подчиненных на подвиги. Когда из строя выбыл весь расчет станкового пулемета, комбат занял место наводчика. В горячке боя старший лейтенант не заметил приближения фашистского танка с тыла. Спасения не было. Зайцев бросил под машину противотанковую гранату. Продолжая движение по инерции, танк с перебитой гусеницей и разорванным днищем смял комбата и пулемет/ЦАМО СССР, ф. 203, оп. 2847, д. 8, л. 28./.

На помощь стрелкам и артиллеристам подошли два батальона 110-й танковой бригады. Их привел командир 18-го танкового корпуса генерал-майор И. Д. Черняховский. Он и возглавлял контратаку. Две стены бронированных машин сошлись вплотную. Завязался упорный ближний бой. Без промаха разили врага командир батальона майор И. Д. Курылев, военком батальона старший политрук Г. П. Юрченко, командир роты старший лейтенант А. П. Иванов, другие экипажи. Шесть танков уничтожили экипажи лейтенантов Бекетоза и Белопосенко. На счету комбата Курылева и комиссара Юрченко были по две сожженные машины. Высокое мастерство показали механик-водитель Я. Ф. Михайлов, командир башни Л. Н. Кулик, радист-пулеметчик И. С. Заречный, старший сержант Ковалев, красноармеец Харламов, другие танкисты. Противник потерял более двадцати машин и отступил. Наибольший урон врагу нанесла рота А. П. Иванова, а сам он сжег и подбил пять вражеских танков. Александр Петрович был награжден орденом Ленина. В последующих боях он получил второй орден Ленина и Золотую Звезду Героя Советского Союза.

Четверо суток кипел не утихая бой на Острогожской дороге и примыкающей к ней равнине, в Шиловском лесу, у деревни Трушкина и у села Шилова. Только большое численное и техническое превосходство на земле и в воздухе позволило противнику прорваться к южным окраинам правобережной части Воронежа. Но это продвижение досталось ему дорогой ценой.

Сильно поредели и наши части. Почти полностью погиб 498-й стрелковый полк. Его командир А. А. Ермолаев был тяжело ранен, а военком полка батальонный комиссар Н. А. Васильев погиб. Буквально несколько человек остались в батареях 214-го противотанкового артиллерийского дивизиона. Когда кончились боеприпасы и вышли из строя орудия, командир дивизиона капитан П. С. Наконечный повел оставшихся артиллеристов в рукопашную схватку и вместе с ними погиб в неравном бою.

7 июля перестрелка в Шилове прекратилась. Из защитников села, дравшихся с врагом до последней возможности, живых не осталось. Лишь нескольким раненым удалось уползти в кустарник или скатиться с крутой горы в пойму реки. Овладев Шиловом, противник сразу же получил ряд преимуществ. Теперь он имел в своем распоряжении кратчайшую дорогу от донской переправы у Малышева до южной окраины правобережной части Воронежа и обезопасил ее от прямых атак советских войск. Шиловский лес давал хорошие возможности для незаметного сосредоточения резервов, маскировки складов, размещения тыловых служб и подразделений. А Шилово, расположенное на высокой горе, обеспечивало господствующее положение над левобережьем. Из села, особенно с колокольни церкви, даже без бинокля были отчетливо видны наши оборонительные позиции у Масловки, Таврова, Березовки. Свободно просматривались грунтовые дороги и железнодорожное полотно.

Оказавшись в Шилове, фашисты сразу же устремились к реке Воронежу, форсировали ее на месте старой паромной переправы. Батальон немецких автоматчиков двинулся к Масловке. Но тут последовала наша контратака. Фашисты почти поголовно были истреблены.

В то время на участке Масловка — Березовка наша оборона располагала весьма ограниченными возможностями. Однако обстановка требовала активных действий до прибытия подкрепления. Надо было воспользоваться тем, что основные силы противника завязли в боях за правобережную часть Воронежа, и выбить его из Шилова.

Перыми переправились на правый берег реки разведчики 111-й отдельной стрелковой бригады майора И. Ф. Дремова. Они захватили «пятачок» напротив Шилова и закрепились на нем. За разведчиками последовали стрелки и расширили плацдарм до подошвы высот. На берегу реки появились подразделения 23-го отдельного понтонно-мостового батальона капитана А. П. Тихонова. В ночь на 11 июля 1942 года понтонеры навели переправу. Действуя под огнем врага, командир взвода Федор Корнеев, шофер Александр Шкуратов, старший сержант Михаил Губарев и другие в сжатый срок выполнили трудное задание и обеспечили переброску на плацдарм подкрепления и боеприпасов.

111-я бригада в то время была малочисленной, т. к. понесла большие потери в ходе оборонительных боев западнее Дона. Захватив теперь важный плацдарм, она с трудом отбивала атаки врага.

Вечером 26 июля к реке выдвинулись части 100-й стрелковой дивизии полковника, Ф. И. Перхоровича, которая только что прибыла из резерва и вошла в состав 40-й армии. Через несколько часов 472-й стрелковый полк под командованием Героя Советского Союза подполковника С. П. Березина приступил к форсированию реки. Полк закрепился в одном километре северо-восточнее Шилова и вместе с подразделениями 111-й бригады отбил атаки гитлеровцев, расширил плацдарм.

В ночь на 28 июля на плацдарм стали переправляться воины 454-го стрелкового полка капитана И. Г. Семижона. Автоматчик ефрейтор Михаил Кабанов под жестоким огпем врага совершил на лодке четыре рейса и переправил на правый берег два станковых пулемета, много патронов, гранат, группу бойцов.

Стрелки 454-го полка еще не успели окопаться, как фашисты бросились в атаку. Главный удар был нацелен на 4-ю роту. На помощь ей подоспели разведчики во главе с лейтенантом Луньковым. Пулеметчики сержант Бойков и красноармеец Щербаков били длинными очередями, в упор расстреливая гитлеровцев. Рядом действовали комсомольцы Дмитрий Филатов и Василий Дмитриев. Оба они были ранены, но продолжали сражаться. Когда красноармеец Анатолий Петров расстрелял все патроны, стал палить в гитлеровцев из ракетницы. Пример бесстрашия подавал разведчикам замполитрука Ловичков. Отважно сражались и другие воины. Атака врага была отбита, он отступил, оставив на поле боя 150 трупов. В этом бою пали геройской смертью лейтенант Михаил Луньков, разведчики Николай Филиппов, Сергей Смирнов и другие.

Отразив атаку, наши подразделения продвинулись вперед, постепенно обходя Шилово с севера и юга. К вечеру 31 июля они вплотную приблизились к окраинам села. С наступлением темноты начался штурм Шилова. Наибольшего успеха добились воины 454-го полка, овладевшие несколькими домами.

Взвод под командованием младшего лейтенанта Бориса Бедного достиг околицы, выбил фашистов из крайнего двора и закрепился в постройках. Это облегчало продвижение других подразделений. Вскоре уже три дома было в руках советских воинов.

Дружно атаковали противника бойцы 1-го батальона. В цепях атакующих шли комбат капитан Серебряков, военком политрук Люшин, адъютант батальона лейтенант Борисов. Под их руководством роты сломили сопротивление, противника, погнали его в глубь села.

При отражении очередной контратаки противника наиболее успешно действовали воины 3-го батальона во главе с капитаном Самохваловым и политруком Кузнецовым. Большие потери врагу нанесла рота лейтенанта Ендовицкого. Когда был тяжело ранен командир роты противотанковых ружей лейтенант Лукин, его заменил красноармеец Иван Русанов.

Под его командованием бронебойщики подавили несколько огневых точек противника и помогли стрелкам продвинуться вперед.

В бою за плацдарм советские воины заняли ряд выгодных рубежей. При этом противник потерял 400 человек убитыми. Наши артиллеристы разрушили два дзота, уничтожили девять огневых точек, сбили наблюдателя с колокольни церкви, сожгли склады с боеприпасами и горючим, подавили огонь нескольких батарей, а три минометные батареи разбили полностью.

Трое суток части 100-й дивизии и 111-й бригады вели упорный бой за Шилово. Боевые документы тех дней содержат множество примеров мужества и героизма советских воинов. Разведчик сержант А. Порыгов проник в расположение противника, взорвал гранатами блиндаж и вернулся в подразделение с «языком». Санинструктор Николай Тюриков вынес с поля боя 54 раненых бойца с оружием. Наводчики минометов Витковский, Попон и Свентицкий выпустили по немецкой батарее 80 мин и уничтожили ее. Связисты Кравцов и Федотов во главе с командиром отделения младшим сержантом Ивановым быстро устраняли повреждения на линии, обеспечивали бесперебойную связь.

О высоком боевом духе личного состава, его патриотизме свидетельствует поток заявлений в ВКП(б) п ВЛКСМ. Так, в 454-м полку за три дня боев на Шиловском плацдарме было подано 112 заявлений о приеме в партию и 150 — в комсомол.

При захвате и удержании плацдарма наши части понесли значительные потери. Например, в полках 100-й дивизии был убит и ранен 791 человек. Но эти жертвы не были напрасными. Противник потерял в три раза больше. Кроме того, он лишился важного тактического рубежа и уже не мог безнаказанно пользоваться донской переправой у Малышева и большаком, ведущим па Воронеж.

Активные действия советских частей в районе Шилова сковали крупные силы врага и отвлекли его внимание от Чижовското плацдарма, где создавались благоприятные условия для наступления 40-й армии.

Учитывая складывающуюся обстановку, командарм генерал М. М. Попов в ночь на 2 августа отвел 100-ю дивизию с плацдарма. Ее участок был передан частям 206-й стрелковой дивизии. Она вела здесь бои до сентября, затем передала свои позиции 141-й стрелковой дивизии.

Шиловский плацдарм является одним из важнейших памятных мест боев за Воронеж. Упорные схватки за села Шилово и Трушкино, за лесной массив связаны с тяжелыми потерями наших частей.

В братской могиле № 113, в которую были снесены останки погибших воинов со всей зоны плацдарма, похоронены бойцы, командиры и политработники 232, 100 а 206-й стрелковых дивизий, 111-й стрелковой и 110-й танковой бригад. В списках погибших значатся москвич Георгий Копылов, архангелец Степан Шитов, вологжанин Федосий Дернов, калининец Михаил Иванов, украинец Павел Клишенко, белорус Михаил Дроздов, казах Ниям-бек Балтуртанов, грузин Александр Гордешвили, татарин Гахимулл Гайнуллин, мордвин Василий Баринов, коми Михаил Житалов. Сыны многих народов сражались за воронежскую землю до последней капли крови, так же как и наши земляки Алексей Воротников и Петр Хмель. Около тысячи советских воинов захоронены в братской могиле № 113.

Сейчас на карте вы не найдете села Шилова. Такое название теперь носит поселок атомостроителей. Он расположен значительно южнее бывшего села и соседствует с Малышевом. Нет и лесной дороги, которая когда то напрямую соединяла село Шилово с Острогожским трактом. Да и сам тракт ныне больше напоминает улицу новой промышленной зоны Воронежа.

А на том высоком бугре, где когда-то стояло село Шилово, осталась колокольня разбитой вдребезги церкви и часть стены разрушенной школы. Эти немые свидетели ожесточенных боев за плацдарм сохранены как память о незабываемых событиях военной поры. Остатки церкви и школы вместе с братской могилой №113 составляют ансамбль мемориала «Шиловский плацдарм«. Атомостроители возвели здесь временные памятные сооружения и заложили основу экспозиции будущего музея.

По пути к поселку атомщиков, на западной окраине Шиловского леса стоит памятник на братской могиле № 420. Захоронение возникло в мае 1965 года, когда строители обнаружили в лесу могилу неизвестного воина. В результате кропотливого поиска удалось установить, что погибшим был командир 5-й стрелковой роты 498-го стрелкового полка 232-й дивизии лейтенант Сергей Петрович Колабухов. Прикрывая подступы к Воронежу, его рота за два дня отразила 29 атак противника, уничтожила много гитлеровцев. Лейтенант погиб 6 июля в неравной рукопашной схватке.

Строители перенесли останки героя на новое место и установили каменный обелиск. Позже в этой могиле были перезахоронены останки других воинов, найденные в Шиловском лесу.

Мемориальный ансамбль «Шиловский плацдарм» замыкает дугу бывшей линии фронта в правобережной части Воронежа. По подпорной дамбе водохранилища линия переднего края переходит па левый берег и далее тянется до Дона. Участок Масловка — Таврово — Березовка находился в полосе частей, сражавшихся за Шиловский плацдарм. Здесь тянулась линия обороны, располагались артиллерийские позиции, тыловые подразделения, формировались штурмовые группы. Словом, тут тоже был передний край. И, как всюду, он обозначен памятниками на братских могилах.

В Масловке находится братская могила № 211. Общее количество захороненных в ней не установлено. Пока известно около 200 фамилий. Среди захороненных — командир 375-го батальона связи капитан Павел Николаевич Жураховский из Херсона, вороиежец красноармеец Андрей Иванович Тюнин, медсестра Е. Н. Шилова.

Инструктор пропаганды 454-го стрелкового полка 100-й дивизии старший политрук Петр Андреевич Весе-лов погиб в бою за плацдарм у Шилова. Он находился в боевых порядках стрелков, лично водил их в атаку. Пуля оборвала жизнь отважного политработника. Бойцы переправили на лодке тело П. А. Веселова на левый берег Воронежа и похоронили его в Масловке.

Тут же похоронен и летчик 683-го штурмого авиаполка 267-й штурмовой авиадивизии лейтенант Евгений Цветков, погибший в воздушном бою.

В течение шести месяцев геройски дрались с фашистами воины 2-го артиллерийского дивизиона под командованием капитана В. И. Сафронова. Кадровый командир, он получил боевую закалку в боях с белофиннами па Карельском перешейке зимой 1939/40 года. Защищая Воронеж, его дивизион вел губительный огонь по немецким позициям в районе Шилова, Трушкина, Чижовки, по переправе у Малышева, по дороге Малышево — Воронеж. От огня батарей 2-го дивизиона погибли тысячи захватчиков, сгорели сотни автомашин с грузами, несколько десятков танков.

Гитлеровцы не раз пытались уничтожить дивизион капитана Сафронова. Они подвергали его позиции жестоким артиллерийско-минометным налетам и бомбардировкам. Но опытный командир умело маневрировал, перемещал батареи па новое место, вводя противника в заблуждение многочисленными ложными позициями и тщательной маскировкой орудий. Огонь врага обрушивался на пустые участки. Тем временем Сафронов засекал вражеские батареи и уничтожал их массированными ударами всего дивизиона.

Утром 28 декабря 1942 года дивизион успешно провел контрбатарейную стрельбу. При этом отличилась 5-я батарея лейтенанта Александра Котова. Покинув наблюдательный пункт, капитан Сафронов поехал па 5-ю батарею, чтобы поздравить артиллеристов с успехом, вдохновить их на новые подвиги. Едва он прибыл на огневую позицию, как начался артиллерийский налет гитлеровцев. Один из снарядов разорвался рядом с Сафроновым, осколок смертельно ранил его в голову. Отважный командир умер на руках своих бойцов. В момент похорон все батареи 661-го артполка дали по три залпа, обрушив на позиции гитлеровцев сотни снарядов.

Много повидало и испытало на своем веку село Таврово. Не раз подвергалось оно набегам степных кочевников, позже строило корабли петровского военного флота, на третьем столетии существования почти полностью сгорело от пожаров, но вскоре отстроилось заново. Летом сорок второго Таврово оказалось на пути фашистских захватчиков, и ему снова угрожало полное уничтожение.

Но советские воины остановили врага на берегах Дона и Воронежа, спасли Таврово от гибели. Село, расположенное близ переднего края, приютило своих защитников. Воины отдыхали после тяжелых боев, лечили раны, принимали пополнение в свои подразделения и снова уходили в бой.

А многие оставались в Таврове навечно. Они погибали от бомбежек и обстрелов, умирали от ран. Хоронили их в братской могиле № 214. Легли в тавровскую землю ленинградцы Александр Арсентьев и Геннадий Быченков, воронежец Яков Бурянин, туляк Василий Комзолов, сталинградец Григорий Звонов, дагестанец Гаджа Дожаруалиев.

В братской могиле похоронено много уроженцев Вологодской области — красноармеец Максим Герасимов, младший сержант Савелий Глушков, сержант Анатолий Евсин, старший сержант Александр Болтушкин и еще более тридцати их земляков.

Теперь Таврово стало частью Воронежа и стоит на берегу водохранилища. Уже не найдешь следов старых окопов, переправы, тропок, которые вели к ней. И только памятник на братской могиле напоминает людям о далеких событиях, свидетелем которых было древнее село Таврово.

Самой южной точкой Линии Ратной Славы является дамба водохранилища. В период боев за Воронеж здесь был левый фланг ударной группировки 40-й армии. В соответствии с проектом ЛРС памятпый знак у дамбы должен символизировать стойкость и мужество защитников Воронежа, которые окончательно преградили врагу путь на восток, а потом с этого крайнего рубежа обороны погнали захватчиков на запад.

Обратная ссылка с вашего сайта.


1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (13 голосов, среднее: 4,31 из 5)
Loading...Loading...

Оставить комментарий

Для отправки комментария вы должны авторизоваться.

Сайт проекта «Чтобы помнили» находится на стадии доработки. Приносим извинения за неудобства.