Память о прадедушке

Автор Natalia. Опубликовано в Расскажи мне о войне, Учащиеся высших учебных заведений

Добрынин Вадим 

Однажды, листая старый бабушкин альбом, я наткнулся на выцветшее от времени фото. До боли знакомым показалось мне запечатленное на нем молодое, улыбчивое, с озорными глазами лицо, хоть и видел я его впервые. «Да ты похож на него, Ванечка! Как две капли воды! », – сказала бабушка, заметив, что я долго и пристально всматриваюсь в эту фотографию. Мой прадед.  — человек, которого я никогда не видел, но в честь которого был наречен. Весельчаком был, заводилой, о таких обычно говорят «рубаха-парень». Окончив семилетку, поступил на курсы электросварщиков. Ведь нашей молодой, только-только начинающей развиваться стране нужны были крепкие рабочие руки. Это сейчас все стремятся получить высшее образование любой ценой, а в то время каждая рабочая профессия была престижной и почетной. Времени у молодых хватало и на труд, и на отдых. Но отдыхали мои ровесники тех лет не, бесцельно коротая время за игрой у компьютерного стола, а старались научиться играть на каких-либо музыкальных инструментах. Вот и прадед мой был гитаристом. Да таким, что не одно девичье сердце замирало, когда он своим красивым грудным голосом запевал какую-нибудь песню, коих знал великое множество. Сам же он все песни пел ради одной-единственной, той, которая впоследствии стала моей прабабушкой.Поженились они в 1939 году и родился у них первенец – сын, как прадед и мечтал. И мечтать можно было бы еще о многом: хотелось построить свой дом, посадить яблоневый сад, съездить с малышом на море… Но в жизнь двадцативосьмилетнего молодого отца нагло вторглась война. И прадед, ни минуты не раздумывая, уходит на фронт добровольцем. Уходит, чтобы суждено было сбыться его и прабабушкиным мечтам о доме, о саде, о море… В тот день много таких же, как и он, добровольцев, было отправлено на передовую райвоенкоматом Сталинской области. И вот – Западный фронт, войска которого дислоцировались в такой далекой от родного Донбасса Белоруссии. Именно против Западного фронта была развернута наиболее мощная вражеская группировка, сосредоточившая для первого удара более семисот тысяч человек. И прадеду, привыкшему к тихой, размеренной жизни в своем маленьком степном городке, пришлось с первых же минут прибытия на фронт увидеть, что на самом деле представляет собой эта страшная война. Одновременно по всей границе Западного фронта противник открыл артиллерийский огонь, подкрепив его поддержкой с воздуха около 60 бомбардировщиков. Закрепившись в сосновом бору, там в лесу и оврагах, разместив технику и понастроив землянок, изо всех старались наши воины держать оборону и сдерживать натиск врага. Огромными были потери наших войск в тех боях, которые впоследствии назовут Белорусской стратегической оборонительной операцией. Но прадед чудомостался жив, хоть и потерял многих из друзей, с кем еще недавно вместе прибыл на передовую. В звании сержанта прадед получает должность командира транспортного отделения 212-ой Полевой хлебопекарни 354-ой Орденов Ленина, Красного Знамени и Красной Звезды стрелковой Калинковичской дивизии. На войне, ведь, не только стреляют. Кому-то нужно было обеспечивать бесперебойное снабжение хлебом, едой и питьем бойцов и офицеров переднего края во время наступательных операций. И приходилось прадеду, как поется в популярной фронтовой песенке, « сквозь пургу, огонь и черный дым, объезжая мины», под обстрелом врага гнать свою «полуторку» на передовую, чтобы там утешить бойцов краюхой свежеиспеченного хлеба, да кружкой горячего чая, присовокупив к этому и свое любимое «Будем живы – не помрем!». И именно за эти свои, совсем, казалось бы, небоевые обязанности, входящие в задачу его службы, и получил мой прадед свою первую боевую награду. Наградной лист, до сих пор хранящийся среди особо чтимых реликвий в нашей семье гласит: «От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество наградить медалью «За отвагу». О том, каким немаловажным был труд, выполняемый фронтовыми хлебопеками, свидетельствует и тот факт, что вместе с прадедом в тот же самый день медалью «За боевые заслуги» были награждены и его боевые товарищи. Вдалеке от линии фронта, взрывов и перекрестного огня особенно вспоминался ему родной дом и поэтому, в те редкие минуты старался он прислать хоть коротенькую весточку своим близким, чтобы успокоить, унять их тревогу, поддержать. И, всякий раз получив такое письмецо, верила моя прабабушка, что все хорошо, что жив — здоров и что непременно вернется с победой. Ведь не писал он ей ни о трех ранениях, ни о том, что приходилось не раз прощаться с жизнью, ни о том, как штопали его военные хирурги в полевых лазаретах, а он, едва окрепнув и встав на ноги, снова рвался к своим. После одного из таких ранений нести службу прадеду пришлось уже на Первом Белорусском фронте. Но во время Великой Отечественной войны не только бойцы нуждались в своевременной доставке питания. Первый Белорусский фронт был известен своей боевой кавалерией. Казалось бы, история применения лошадей на полях сражений должна была окончиться с массовым появлением танков, артиллерии и пулеметов. Но, тем не менее, конную кавалерию рановато было списывать в архив. Одной из главных причин широкого применения лошадей являлось бездорожье, коим славилась белорусская земля. Там, где застревали тяжелые автомобили, не могли проехать массивные танки, — легко проходили эти выносливые животные. Они оказались незаменимыми при проведении прорывов, внезапных рейдов, диверсий и налетов на тылы противника. Особо любимы нашими артиллеристами были массивные тяжеловозы, без особого труда буксировавшие гаубицы, не требуя особой заботы или специальных кормов. Да, именно лошади, в которых прадед души не чаял до конца своей жизни, подчас становились для солдат настоящими боевыми побратимами. Переборов естественный страх, они бесстрашно неслись в бой и, кто знает, кто у кого больше учился этому самому бесстрашию… К сожалению, как свидетельствует история, жизни лошадей на войне были не особо долгими. Они не могли укрыться от пуль и осколков в траншеях. Не секрет, что до сих пор неизвестны имена всех погибших и пропавших без вести советских бойцов, что уж говорить об этих скромных четвероногих тружениках фронта. Им не присваивали звания и не награждали орденами, хотя бесспорно, они внесли весомый вклад в приближение всеобщей победы. А потому снабжение кормами столь бесценных помощников в ратном деле прадед считал особенно важной задачей. Каждого из питомцев он старался отблагодарить хоть хлебушком, хоть кусочком сахара, выкроенным из собственной скудной армейской пайки. И лошади платили ему любовью и благодарностью – ни одна из них не погибла за все время ведения боевых действий. За это прадеду был вручен Наградной лист «За образцово поставленную воинскую дисциплину и обеспечение надлежащего порядка по уходу за конским поголовьем». И, хоть позднее был прадедушка представлен ко многим другим наградам, (в его арсенале – медали «За отвагу», «Отечественной войны» ІІ- й степени, «За победу над Германией»), больше всего дорожил он именно тем самым Наградным листом, в котором отмечено было, что он «лично участвовал в доставке кормов с передовой линии под обстрелом врага, тем самым сохранил конское поголовье». Получив четвертое ранение в Польше в марте 1945 года, прадед вернулся в Докучаевск. Но мирную жизнь начал не со строительства собственного дома, а активно включился в восстановление разрушенных фашистами промышленных предприятий Донбасса. Говорят, был он знатным мастером сварочного дела. И поэтому, благодаря ему и таким, как он, вернувшимся с войны и истосковавшимся по созидательному труду землякам, и заработал вскоре наш, некогда стертый с лица земли, флюсо-доломитный комбинат. Указом Президиума Верховного Совета СССР мой прадед был награжден медалями «За восстановление черной металлургии Юга» и «За восстановление народного хозяйства СССР». Ну, а потом был дом. Свой. Собственный. Точь-в-точь такой, как и мечталось до войны: литой, светлый и просторный, с резными ставнями и роскошным яблоневым садом. И двор был – загляденье. Все, что был в силах, прадед делал своими руками. И филигранные ворота, и крепкий кованый забор, и скамейка с ажурной спинкой, и потешные детские качели – все было сделано с такой любовью и желанием жить еще долго-долго… А родившиеся после войны еще два малыша наполнили дом звонким детским смехом, радостью и счастьем. И пелись вечерами песни в том дворе. Собирались, как водится, всей улицей, прадед брал в руки гитару и пел, пел, пел – и становился прежним весельчаком Ваней, будто и не было этих страшных пяти лет военного безвременья. И только, когда заводил он свою любимую «Эх, путь-дорожка фронтовая…», голос у прадеда вдруг становился глуше, а на глазах выступали слезы. И стала потихоньку забываться война, лишь изредка напоминая о себе ноющими ранами, да тревожащими душу снами. Вот такая история жизни удивительного человека, который, по счастливому подарку судьбы, был моим прадедом и чье имя мне нужно с честью пронести до конца моей жизни. И поэтому, когда все мои одноклассники и друзья начали готовиться к участию в акции «Бессмертный полк», я попросил у бабушки ту самую фотографию, благодаря которой узнал многое, отчего теперь ни я сам, ни моя жизнь уже не сможем быть прежними…

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Сайт проекта «Чтобы помнили» находится в стадии разработки. Приносим извинения за неудобства.